Атта Тролль



Генрих Гейне. Атта Тролль

---------------------------------------------------------------
Собрание сочинений. т.6
OCR: Алексей Аксуецкий http://justlife.narod.ru
Origin: Генрих Гейне на сайте "Просто жизнь"

---------------------------------------------------------------


СОН В ЛЕТНЮЮ НОЧЬ




Раскрыв свой мерцающий белый шатер,
Царь мавров выходит на бранный спор...
Так месяц, мерцая сквозь облачный флер,
Выходит из мглы на широкий простор.

Фердинанд Фрей ли грат.
Мавританский царь

ПРЕДИСЛОВИЕ

"Атта Тролль" появился на свет поздней осенью 1841 года. Отрывки из
этой поэмы я тогда же напечатал в "Элеганте Вельт", редактором которого
снова стал мой друг Лаубе. Содержание и строй поэмы пришлось подчинить
мягкому направлению этого журнала. Я написал сначала только те главы,
которые могли быть напечатаны, но и они. претерпели множество изменений. Я
рассчитывал закончить свою поэму и вскоре опубликовать ее полностью, но так
и остался при этом похвальном намерении. С "Атта Троллем" случилось то же,
что со всеми истинными творениями немцев: с Кельнским собором, с богом
Шеллинга, с прусской конституцией, -- он не был закончен. В этом
незаконченном виде, кое-где подчистив и внешне причесав свою поэму, я отдаю
ее на суд публики, подчиняясь отнюдь не внутренним побуждениям.

"Атта Тролль", как я уже сказал, появился на свет поздней осенью 1841
года, когда великий бунт, поднятый против меня разношерстными врагами, еще
не совсем отбушевал. То был поистине великий бунт; я никогда не Думал, что
Германия производит столько гнилых яблок, сколько их тогда летело в мою
голову. Наше отечество -- благословенная страна! Правда, здесь не произстают
ни лимоны, ни апельсины, а немощные только с большим трудом пробиваются на
немецкой почве, но зато гнилые яблоки она производит в таком удивительном
изобилии, что все наши великие поэты слагали об этом песни. Несмотря на
бунт, поднятый
в надежде отнять у меня корону и голову, я не потерял ни той, ни
другой, и нелепые обвинения, имевшие целью натравить на меня чернь,
распались прахом, даже не вынудив меня унизиться до ответа. Время принесло с
собой мое оправдание, и уважаемые немецкие правительства -- я с
благодарностью должен это признать -- также немало потрудились в мою пользу.
Приказы об аресте нетерпеливо поджидают возвращения поэта на каждой станции,
начиная от немецкой границы, и ежегодно в святочные дни, когда на елках
мерцают уютные свечи эти приказы возобновляются. Такая небезопасность дороги
отбивает у меня всякую охоту ехать в Германию, - каждое рождество я праздную
на чужбине, и на чужбине, в изгнании, окончу свои дни.


Страницы: (33) : 123456789101112131415 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Тем временем:

... А Йосано и Танизаки еще слишком молоды, неопытны и неуверены в себе,
чтобы заставлять их держать равнение - они потратят на это чересчур много
времени и сил. Всевышний, молился Таку, дай ты мне поднатаскать новичков
перед тем, как вести их в бой против асов полковника Каддафи.
Лейтенант беспокойно передернул широкими плечами: нависавший над самой
головой плексигласовый фонарь тесной кабины, как всегда, вызвал в нем
неприятное ощущение - боязнь замкнутого пространства. Теперь, когда ему
перевалило за шестьдесят, уже через двадцать минут полета мышцы шеи
начинали ныть и неметь. Он чуть откинулся назад, расправляя крепко сбитое
мускулистое тело, взглянул на приборы. Топливо - 11О галлонов, обороты в
минуту - 1100, скорость - 122 узла, высота - 3700 м, давление в системах -
57 см ртутного столба, температура масла - 63 градуса. Глаза его
скользнули по медной пластинке, вделанной в приборную доску чуть ниже
альтиметра, и в тысячный раз прочли:

Мицубиси Юкогио КК, Накадзима Хикоки КК,
Нигацу 10, 2,600, модель 11, тип 0, серия 136.

Какой странный день! Действительно странный! Молочная пена перистых
облаков протянулась на километр к северо-востоку, а еще на тысячу метров
выше кучевые облака, похожие на тщательно скрученные ватные шарики, ровным
слоем затягивали небо до самого горизонта, где зубчатой крепостной стеной
медленно оседала в море черная грозовая туча. Над водой рыскали
бесчисленные стаи чаек - в рассеянном солнечном свете их суматошно машущие
крылья мелькали как снежные хлопья в пургу.
Таку вздохнул. Как немощен и мал делался в этом безмерном пространстве
человек, сидящий в хрупкой металлической птице! Отогнав эту тоскливую
мысль, он принялся, коротко и резко перемещая глаза, обшаривать взглядом
переднюю полусферу, ни во что не всматриваясь пристально и подолгу, а, как
опытный истребитель, полагаясь на то, что боковым зрением различит вдали
крошечные пятнышки, которые через мгновение вырастут, обрастут крыльями и
рыльцами пулеметов и собьют беспечного пилота, так что тот и ахнуть не
успеет...