Атта Тролль





Ибо нет у этой расы
Строгой пластики движений,
Чувства стиля, -- их манеры
Публике испортят вкус".

ГЛАВА VII

Мрачно в сумрачной пещере
Проповедует свирепый
Человеконенавистник
И рычит, скрипя зубами:

"Люди! Хитрые канальи!
Смейтесь, -- от улыбки вашей
И от вашей тирании
Нас великий день избавит.

Мне всего обидней в мире
Кисло-сладкая гримаса
Вкруг их пасти, -- не терплю я
Человеческой улыбки.

Чуть, бывало, я замечу
Рожу белую с улыбкой,
У меня кишки от гнева
Выворачивает в брюхе.

Ведь еще наглей, чем в слове,
Раскрывается в их смехе
Глубочайшая преступность
Человеческого сердца.

Вечный смех! Смеются даже
Там, где требует приличье,
Чтобы каждый был серьезен,--
В миг торжественный любви.

Вечный смех или улыбка!
Даже пляшут, улыбаясь!
Оскверняют то искусство,
Что должно б остаться культом.

Ведь в былое время танец
Был религиозным актом.
Принося бессмертным жертву,
Хор жрецов кружился в пляске.

Даже царь Давид плясал
Перед скинией Завета,
И творца он славил пляской,
И молился он ногами.

Так и я считал свой танец
Истинным служеньем богу
В дни, когда плясал на рынках
Пред народом восхищенным.

Признаюсь, восторг народа
Был душе моей приятен.
Даже и врага заставить
Восхищаться -- кто ж не рад!

Но они смеются нагло
И в пылу энтузиазма:
Им исправить нрав бессильно
И балетное искусство".

ГЛАВА VIII

Добродетельнейший бюргер
Часто пахнет очень плохо,
А иной холуй баронский
Умащен душистой амброй.

Целомудрие нередко
Отдает зеленым мылом,
А порок благоухает
Маслом розовым подчас.

Посему не морщи носа,
Друг-читатель, коль в берлоге
Атта Тролля не учуешь
Аравийских благовоний.

И пребудь со мною в смраде,
В спертом воздухе, где ныне
Наш герой меньшому сыну
Как из облака вещает:

"Сын мой, сын! Отцовских чресел
Младший отпрыск, чутким ухом
К морде отчей ты приникни
И внимай моим словам.

Образ мыслей человека
Гибелен душе и телу,--
Средь людей на белом свете
Нет порядочных людей.

Даже лучшие, германцы,
Правнуки Туискиона,
Наши родственники в прошлом,
Тоже выродками стали.

В них иссякла вера в бога,
Превратились в атеистов;
Сын мой, сын мой, берегись
Бауэра и Фейербаха.

Не прельщайся атеизмом:
Ведь медведь без веры в бога --
Не медведь! Должны мы помнить,
Что господь -- творец вселенной.


Страницы: (33) : 123456789101112131415 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Тем временем:

...

Сон Иакова!
В старину везло!
Гамма запахов
От подвала -- до

Крыши -- стряпают!
Ре-ми-фа-соль-си --
Гамма запахов!
Затыкай носы!

Точно в аду вита,
Раскалена -- винта

Железная стружка.
Которая стопка
Ног -- с лестницы швыркой?

Последняя сушка,
Последняя топка,
Последняя стирка.

Последняя сцепка
Двух -- кости да тряпки --
Ног -- с лестницей зыбкой

Последняя папка,
Последняя кепка,
Последняя скрипка.

Тихо.-- Даже -- кашель
Иссяк, дотряс.
И у нашей
Лестницы есть свой час

Тишины...

Последняя взбежка
По лестнице дрожкой.
Последняя кошка.

Темнота все стерла
И грязь, и нас.
И у черной
Лестницы есть свой час

Чистоты...

Откуда -- узнай-ка! --
Последняя шайка --
Рейн, рухнувший с Альп, --
Воды об асфальт

Двора...

Над двором -- узорно:
Вон крест, вон гроздь...
И у черной
Лестницы -- карта звезд.

______________

Ночь -- как бы высказать?
Ночь -- вещи исповедь.
Ночь просит искренности,
Вещь хочет высказаться --

Вся! Все унижены --
Сплошь, до недвижимых
Вплоть. Приступ выспренности:
Вещь хочет выпрямиться.

Винт черной лестницы --
Мнишь -- стенкой лепится?
Ночь: час молитвенностей:
Винт хочет вытянуться.

Высь -- вещь падежная.
В вещь -- честь заложена.
Ложь вижу выломанной
Пря -- мою линиею.

Двор -- горстка выбоин,
Двор -- год не выгребен! --
Цветами, ягодами --
Двор бредит загородом.

Вещь, бросив вежливость:
-- Есмь мел! Железо есмь!
Не быть нам выкрестами! --
Жид, пейсы выпроставший.

Гвоздь, кафель, стружка ли --
Вещь -- лоно чувствует.
С ремесл пародиями --
В спор -- мощь прародинная...