Германия





Плохую шутку сыграли с тобой
Влиятельные персоны.
Кой дьявол тянул тебя рассуждать
Про церковь и законы?

На горе твое, печатный станок
Еще известен не был.
Ты мог бы толстую книгу издать
О том, что относится к небу.

Там все, касающееся земли,
Подвергнул бы цензор изъятые,--
Цензура бы тебя спасла,
Не дав свершиться распятью.


И в проповеди Нагорной ты
Разбушевался не в меру,
А мог проявить свой ум и талант,
Не оскорбляя веру.

Ростовщиков и торгашей
Из храма прогнал ты с позором,
И вот, мечтатель, висишь на кресте,
В острастку фантазерам!


ГЛАВА XIV

Холодный ветер, голая степь,
Карета ползет толчками.
Но в сердце моем поет и звенит:
"О, солнце, гневное пламя!"

Я слышал от няни этот припев,
Звучащий так скорбно и строго.
"О, солнце, гневное пламя!" -- он был
Как зов лесного рога.

То песнь о разбойнике, жившем встарь
Нельзя веселей и счастливей.
Его повешенным нашли
В лесу на старой иве.

И приговор к стволу прибит
Был чьими-то руками.
То Фема свершила свой праведный суд, --
"О, солнце, гневное пламя!"

Да, гневное солнце следило за ним
И злыми его делами.
Предсмертный вопль Оттилии был:
"О, солнце, гневное пламя!"

Как вспомню я песню, так вспомню тотчас
И няню мою дорогую,
Землистое, все в морщинах, лицо,
И так по ней затоскую!

Она из Мюнстера родом была
И столько знала сказаний,
Историй о привиденьях, легенд,
Народных песен, преданий.

С каким я волненьем слушал рассказ
О королевской дочке,
Что, золотую косу плетя,
Сидела в степи на кочке.

Ее заставляли пасти гусей,
И вечером, бывало,
В деревню пригнав их, она у ворот
Как будто на миг застывала.

Там лошадиная голова
Висела на частоколе.
Там пал ее конь на чужой стороне,
Оставил принцессу в неволе.

И плакала королевская дочь:
"Ах, Фалада, как же мне тяжко!"
И голова отвечала ей:
"Бедняжка моя ты, бедняжка!"

И плакала королевская дочь:
"Когда бы матушка знала!"
И голова отвечала ей:
"Она и жить бы не стала".

Я слушал старушку, не смея дохнуть,
И тихо, с видом серьезным
Она начинала о Ротбарте быль,
Об императоре грозном.

Она уверяла, что он не мертв,
Что это вздор ученый,
Что в недрах одной горы он живет
С дружиной вооруженной.

Кифгайзером эта гора названа,
И в ней пещера большая.
В высоких покоях светильни горят,
Торжественно их освещая.

И в первом покое -- конюшня, а в ней,
Закованные в брони,
Несметной силою стоят
Над яслями гордые кони.


Страницы: (30) :  <<  ... 6789101112131415161718192021 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Тем временем:

...
Аня. Уж на что оригинальный! Бандит с гармоникой. Нет, не распишусь. Он на
прошлой неделе побил бюрократа из десятого номера, а его из профсоюза
выкинули. И Баранову обманул, алименты ей заставили платить. Это же не
жизнь!
Ева. Нет, я проверяю себя, и действительно, я, кажется, счастлива.
Аня. Зато Дараган несчастлив.
Ева. Уже знает?
Аня. Я сказала.
Ева. Ну, это свинство, Аня!
Аня. Да что вы! Не узнает он, что ли? Он сегодня спрашивает: "А что, Ева
придет вечером к Адаму?" А я говорю: "Придет и останется". - "Как?" "А
так, - говорю, - что они сегодня расписались!" "Как?!" Ага, ага,
покраснели!.. Всю квартиру завлекли !
Ева. Что вы выдумываете! Кого я завлекала?..
Аня. Да уж будет вам сегодня! Вот и Пончик явится. Тоже влюблен.
Ева. На Зеленый Мыс! Не медля ни секунды, завтра вечером в мягком вагоне, и
никаких Пончиков!

Аня выметает осколки и выходит.

Адам (влетает). А комната тебе нравится моя?
Ева. Скорее нравится. Да, нравится...

Адам целует ее.

Ева. Сейчас Аня вкатится... Погоди!
Адам. Никто, никто не придет! (Целует.)

Внезапно за окном голоса. Голос Маркизова: "Буржуй!",
голос Ефросимова: "Это хулиганство!" Голос Маркизова:
"Что? Кто это такой - хулиган? А?" - и на подоконник со
двора вскакивает Ефросимов. Возбужден. Дергается.
Ефросимов худ, брит, в глазах туман, а в тумане свечки.
Одет в великолепнейший костюм, так что сразу видно, что
он недавно был в заграничной командировке, а
безукоризненное белье Ефросимова показывает, что он
холост и сам никогда не одевается, а какая-то старуха,
уверенная, что Ефросимов полубог, а не человек, утюжит,
гладит, напоминает, утром подает... Через плечо на ремне
у Ефросимова маленький аппарат, не очень похожий на
фотографический. Окружающих Ефросимов удивляет странными
интонациями и жестикуляцией...