Германия





И сонмы созвездий пылают крутом,
Текут огневыми ручьями.
В волшебном приливе сил я могу
Дубы вырывать с корнями.

Живительный сок немецкой земли
Огнем напоил мои жилы.
Гигант, материнской коснувшись груди,
Исполнился новой силы.

ГЛАВА II

Малютка все распевала песнь
О светлых горних странах.
Чиновники прусской таможни меж тем
Копались в моих чемоданах.

Обнюхали все, раскидали кругом
Белье, платки, манишки,
Ища драгоценности, кружева
И нелегальные книжки.

Глупцы, вам ничего не найти,
И труд ваш безнадежен!
Я контрабанду везу в голове,
Не опасаясь таможен.

Я там ношу кружева острот
Потоньше брюссельских кружев --
Они исколют, изранят вас,
Свой острый блеск обнаружив.

В моей голове сокровища все,
Венцы грядущим победам,
Алмазы нового божества,
Чей образ высокий неведом.

И много книг в моей голове,
Поверьте слову поэта!
Как птицы в гнезде, там щебечут стихи,
Достойные запрета.

И в библиотеке сатаны
Нет более колких басен,
Сам Гофман фон Фаллерслебен для вас
Едва ли столь опасен.

Один пассажир, сосед мой, сказал,
И тон его был непреложен:
"Пред вами в действии Прусский союз --
Большая система таможен.

Таможенный союз -- залог
Национальной жизни.
Он цельность и единство даст
Разрозненной отчизне.

Нас внешним единством свяжет он,
Как говорят, матерьяльным.
Цензура единством наш дух облечет
Поистине идеальным.

Мы станем отныне едины душой,
Едины мыслью и телом,
Германии нужно единство теперь
И в частностях, и в целом".

ГЛАВА III

В Ахене, в древнем соборе, лежит
Carolus Magnus 1 Великий,
Не следует думать, что это Карл
Майер из швабской клики.

Я не хотел бы, как мертвый монарх,
Лежать в гробу холодном;
Уж лучше на Неккаре в Штуккерте жить
Поэтом, пускай негодным.

В Ахене даже у псов хандра --
Лежат, скуля беззвучно:
"Дай, чужеземец, нам пинка,
А то нам очень скучно!"

Я в этом убогом, сонливом гнезде
Часок пошатался уныло
И, встретив прусских военных, нашел,
Что все осталось, как было.

Высокий красный воротник,
Плащ серый все той же моды.
"Мы в красном видим французскую кровь",-
Пел Кернер в прежние годы.

Смертельно тупой, педантичный народ!
Прямой, как прежде, угол
Во всех движеньях. И подлая спесь
В недвижном лице этих пугал.

Шагают, ни дать ни взять -- манекен,
Муштра у них на славу!
Иль проглотили палку они,
Что их обучала уставу?

Да, фухтель не вывелся, он только внутрь
Ушел, как память о старом.


Страницы: (30) : 123456789101112131415 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Тем временем:

... Што у нас есть? Солома, плетень да навоз. А
сказано, что бедность -- болезнь и непорядок, а не норма.
-- Ну и што ж?-- спрашивали мужики.-- А как же иначе? Дюже
ты умен стал...
Но Жмых имел голову и стал делать в своей избе особую
машину, мешая бабьему хозяйству. Машина та должна работать
песком -- кружиться без останову и без добавки песка, которого
требовалось одно ведро.
Делал он ее с полгода, а может, и больше.
-- Ну как, Жмых?-- спрашивали мужики в окно.-- Закружилась
машина? Покажь тогда.
-- Уйди, бродяга!-- отвечал истомленный Жмых.-- Это тебе не
пахота -- тут техническое дело.
Наконец Жмых сдался.
-- Што ж, аль песок слаб?-- спрашивали соседи.
-- Нет, в песке большая сила,-- говорил Жмых,-- только ума
во мне не хватает: учен дешево и рожден не по медицине.
-- Вот оно што.. .-- говорили соседи и уважительно глядели
на Жмыха.
-- А вы думали -- что!-- уставился на них Жмых.-- Эх вы,
мелкие собственники!

x x x

Тогда Жмых взялся на сочливые луга. И действительно --
пора. Избыток народа из нашего села каждый год уходил на шахты,
а скот уменьшался, потому что кормов не было. Где было сладкое
разнотравье -- одна жесткая осока пошла. Болото загоняло наше
Гожево в гроб.
То и взяло Жмыха за сердце.
Поехал он в город, привез оттуда устав мелиоративного
товарищества и сказал обществу, что нужно канавы по лугу
копать, а самую Лесную Скважинку чистить сквозь.
Мужики поломались, но потом учредили из самих себя то
мелиоративное товарищество. Назвали товарищество "Альфа и
Омега", как было указано в примере при уставе.
Но никто не знал, что такое -- "Альфа и Омега".
-- И так тяжко придется -- дернину рыть и по пузо
копаться,-- говорили мужики,-- а тут Альфия. А может, она слово
какое законное, мы вникнуть не можем, и зря отвечать придется.
Поехал опять Жмых слова те узнавать. Узнал: "Начало и
Конец"-- оказались.
-- А чему начало и чему конец -- неизвестно,-- сказали
гожевцы, но устав подписали и начали рыть землю, как раз работа
в поле переменилась...