Биография

Произведения

Музей

Статьи

Сочинения

Галерея

Цитаты

Краткие содержания

Прямой эфир

Смотрите также:

Н.А. Жирмунская. Поэма Генриха Гейне Атта Троль

Аркадий Полонский. Генрих Гейне в Мюнхене

Франц Меринг. Биография Гейне

П. Вейнберг. Генрих Гейне

А.С. Дмитриев. «Генрих Гейне»

Все статьи


О поэзии Гейне

О философии Гейне

Женщины в творчестве Гейне

Генрих Гейне - современник двух эпох

Все рефераты и сочинения


Поиск по сайту:

Введите слова для поиска:


Ваши закладки:

Вы читаете «Флорентийские ночи», страница 1 (прочитано 0%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Флорентийские ночи



Генрих Гейне. Флорентийские ночи

---------------------------------------------------------------
Собрание сочинений. т.6
OCR: Алексей Аксуецкий http://justlife.narod.ru
Origin: Генрих Гейне на сайте "Просто жизнь"

---------------------------------------------------------------

НОЧЬ ПЕРВАЯ
В прихожей Максимилиан застал доктора, когда тот уже натягивал свои
черные перчатки.
-- Я до крайности занят,-- торопливо крикнул он навстречу Максимилиану.
-- Синьора Мария весь день не спала и только сейчас задремала, надеюсь,
незачем вам наказывать, чтобы вы не вспугнули ее ни малейшим шорохом; и
когда она проснется, боже ее упаси разговаривать. Ей надо лежать спокойно,
не двигаться, не шевелиться, ничего не говорить, для нее целительно одно --
чтобы был занят ее ум. Сделайте милость, рассказывайте ей опять всякую чушь,
тогда ей поневоле придется спокойно слушать.
-- Не тревожьтесь, доктор,--с грустной улыбкой ответил Максимилиан, --
я вышел в присяжные болтуны и не дам ей слова вымолвить. Я могу нарассказагь
сколько вам угодно самых нелепых небылиц... но она-то долго ли еще
протянет?..
-- Я до крайности занят, --отрезал доктор и был таков.
Черная Дебора своим чутким слухом по шагам уже узнала пришедшего и
тихонько открыла перед ним дверь. По его знаку она так же тихо покинула
комнату, и Максимилиан остался один возле своей подруги. Комната тонула в
сумеречном свете единственной лампы. Тусклые лучи ее, робея и любопытствуя,
дотягивались иногда до лица больной женщины. Одетая в белый муслин, она
лежала простертая на зеленой шелковой софе и мирно спала.
Молча, скрестив руки, простоял Максимилиан некоторое время над спящей,
созерцая прекрасное тело, кою-рос скорее подчеркивали, чем прикрывали легкие
одежды, и сердце его содрогалось всякий раз, как лампа бросала световой блик
на бледное лицо.
"Боже ты мой! -- промолвил он про себя,-- что же это такое? Какое
воспоминание просыпается во мне? Да, теперь я понял -- эта белая фигура на
зеленом фоне... Да, я понял..."
В этот миг больная проснулась, и, словно из 1лубпн крепкого сна, на
друга, вопрошая и моля, обратились кроткие синие глаза.
-- О чем вы сейчас думали, Максимилиан? -- произнесла она присущим
чахоточным до жути слабым i оло-сом, в котором нам слышится и детский лепет,
и птичье щебетанье, и предсмертный хрип.--О чем вы сейчас думали,
Максимилиан?-- повторила она и гак стремительно поднялась, что длинные
локоны, точно потревоженные золотые змейки, обвились вокруг ее чела.
-- Бога ради! -- воскликнул Максимилиан, бережно опуская ее снова на
софу. -- Лежите как лежали, ничего не говорите, а я вам все расскажу, все,
что думаю, что чувствую, все, чего даже сам не знаю! В самом деле,--
продолжал он, -- я не знаю точно, что сейчас думал
и ощущал.


Страницы: (38) : 123456789101112131415 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... Лисена - так звали эту сеньору -
щедро оплачивала наряды и развлечения Октавио, но умеренно и осторожно
тратила деньги на свою дочь, одевая ее всегда с большой скромностью. Диану
это чрезвычайно огорчало: известно ведь, что все девушки мечтают украсить
богатыми нарядами свою юную прелесть; однако в этом стремлении они
заблуждаются, как и во многих других случаях: чтобы украсить свежие утренние
розы, довольно одной лишь росы, но если срезать их, то они будут нуждаться в
искусно составленном букете, вид которого очень скоро перестает быть
приятным. Скромно наряжая свою дочь, Лисена не делала ошибки: девушка,
одетая не так, как ее окружающие, и мечтает о чем-то необычном и привлекает
к себе взоры больше, чек полагается.
Диана подчинялась своей матери и строго соблюдала все ее предписания,
поэтому никогда - ни во время обедни, ни на празднике - досужие молодые люди
ее не разглядывали с любопытством, и ни один человек в городе не мог бы
сказать о ней того, что теперь нередко говорят о многих девицах, а именно,
что их наряжают и выставляют напоказ, чтобы поскорее сбыть с рук (в словах
этих содержится немалый упрек и беззаботным родителям).
У Селио родителей не было, но был он от природы щедро одарен различными
высокими достоинствами, - мне кажется, этим я уже сказал, что он был беден и
не в чести у людей богатых. Один Октавио был с ним неразлучен; их дружба,
зародив зависть в окружающих, вызвала ропот и большое неудовольствие
родственников Октавио, которые жаловались Лисене на то, что в любом
собрании, едва завидев Селио, Октавио отходил от них, часто даже не
извинившись.
Лисена, задетая невниманием своего сына к родственникам и тою любовью и
предпочтением, которые он выказывал Селио, как-то раз, на горе всем,
побранила его за это более откровенно, чем обычно...

   


Проект осуществляется при информационной поддержке IQB Group: , .